Как жить?

Помощь психолога в Томске Журавлёвой Натальи

Я есть Я

Кто Я? Какой Я? ЧТО ДЕЛАЕТ МЕНЯ МНОЙ? Без каких своих особенностей я перестану быть собой? Эти и другие подобные вопросы задает себе каждый человек хоть раз в жизни. Иногда много раз. Иногда ответ на такой вопрос занимает всю жизнь.


Чувствовать себя собой – неимоверно важно для любого человека. И иногда это дается нелегко. И иногда за это сражаются.
Я.
Это очень странная штука.


С одной стороны, естественно – я есть, я вот такой. Люди постоянно говорят и пишут о том, какие они, и в этом нет ничего выдающегося и необычного.
С другой стороны, это очень сложное внутреннее образование с массой процессов и со своими законами.
Я поделюсь с вами тем, что я узнала про «Я».
Итак, «Я» складывается из двух частей:
1. Образ «Я».
2. Ощущение «Я».


Образ «Я», то есть представление о себе – это сумма качеств, характеристик конкретного человека, которыми он обладает, ПО ЕГО МНЕНИЮ.

Я знаю примерный набор качеств, которыми можно описывать людей. Из этого набора я выбираю те, которые, с моей точки зрения, соотносятся со мной, есть у меня. Эта способность – формировать свое представление о себе очень важна для личности, особенно для его отношения к себе, для самооценки.

Начинает формироваться она с 2-х-3-х лет простыми представлениями о себе (причем, сначала в 3-м лице – как взгляд со стороны): «Маша не любит кашу», «Маша хорошая». Значительная часть этого образа «Я» впитывается из слов и невербальных реакций родителей и других близких людей. У ребенка пока нет своего мнения о себе, но есть страх перед сильными, большими людьми и вера в то, что они умные, знают все. Постепенно, по мере взросления ребенка, он научается формировать мнение о себе исходя из своих телесных реакций, которые подсказывают ему, что ему нравится, а что нет. Он уже меньше боится взрослых, чувствуя свою внутреннюю силу, поэтому становится способен с большей свободой анализировать мир, себя и свои действия, и на основании этого анализа формировать свое мнение о себе, свой образ «Я».

Особенно ярко это проявляется в подростковом возрасте, когда, например, мама говорит сыну, что он «лодырь», а он долго и аргументированно доказывает ей, что это не так (при достаточно здоровых отношениях до этого).
Во взрослой жизни образ «Я» может меняться. Не так сильно и не так быстро, как в детстве, но в достаточной мере. Это происходит как под воздействием мнений других людей, так и под воздействием обстоятельств. Например, человек считал себя не способным делать жестокие поступки. Но обстоятельства жизни сложились так, что в одной из ситуаций, защищая своего близкого, он совершает жестокость по отношению к другому. И прежнее мнение о себе сталкивается с реальностью. Если человек не хочет менять свое мнение о себе, ему трудно принять себя нового («Я тот, который способен сделать жестокость, защищая близкого»), начинается внутренний конфликт, так как игнорировать реальность мозг не может. Если этот конфликт становится бессознательным, напряжение от него выливается в «случайной» раздражительности или других неконтролируемых проявлениях.
В терапии значительную часть времени мы работаем именно в этой области – в представлении о себе. Клиент рассказывает о себе – это его образ «Я». Иногда мы обнаруживаем противоречия в мнениях, знаниях о себе и решаем их. Всегда, благодаря расширению осознавания, образ «Я» становится более глубоким, более детальным. Зачастую некоторые моменты образа «Я» меняются с «минуса» на «плюс» или дополняются приятным знанием о себе.

Помимо мнения о себе есть ОЩУЩЕНИЕ «Я».

Эта часть «Я» вызывает у меня много интереса. Но говорить о ней труднее.
Во-первых, ее сложно заметить самому человеку внутри себя. Хотя есть она у каждого.

Во-вторых, мне не хватает словарного запаса для того, чтобы отразить знания об этом, полученные как изнутри (про саму себя), так и от клиентов – по большей части через мои наблюдения во время терапии или обрывочные вербальные сообщения. Причем, когда клиенты начинают замечать внутри себя это «ощущение Я», начинают выделять его, они сами немного как бы пугаются и очень нерешительно говорят те слова, называют те образы, которые в этот момент хочется выразить. Им, чаще всего, кажется, что они говорят нечто очень странное.
В какой-то степени это так и есть. Ведь разговор об ощущении «Я» не является частым гостем у нас, у людей. Хотя при этом это ощущение всегда при нас. Это как воздух – он всегда с нами, мы непрерывно используем его, он жизненно необходим нам. Но часто ли мы говорим о нем? В этом нет необходимости. Говорить о нем начинают тогда, когда начинают возникать проблемы с его чистотой или достаточностью. Аналогично мы начинаем чувствовать какой-то внутренний орган и говорить о нем, когда он болит, когда происходят неполадки. То же самое об ощущении «Я». Когда с ним все в порядке, человек, если так можно выразиться, не знает, «где оно находится». Так, например, не все взрослые люди знают, в каком именно месте у них располагается селезенка.
Но и с этим «органом» бывают неполадки.

 


Две самые, на мой взгляд, распространенные, это:
1. Целостность.
2. Право быть.
Целостность «Я» и проблемы, связанные с ней – это проблемы, в основном, психиатрического спектра. Я не являюсь специалистом в этой области, поэтому имею лишь примерное представление об этих нарушениях. Его вкратце и изложу.
Во-первых, эти нарушения формируются на самой ранней стадии развития ребенка (от рождения). И частично на формирование их влияют генетические, биологические факторы, частично – социальные. В частности, ребенок первоначально испытывает ощущение «Я есть» благодаря контактам с матерью. Она прикасается – он чувствует, что участки кожи, к которым она прикоснулась – есть. Он испытал голод, заплакал – мама накормила. И только благодаря удовлетворению этого желания он ощутил, что он что-то хотел, и хотел он именно есть. До этого было лишь смутное, неопределенное ощущение дискомфорта. Через контакт с матерью разные ощущения, желания, чувства дифференцируются и постепенно складываются в цельное ощущение «Я». Позже он начинает видеть отдельные части своего тела, связывать их воедино в своем сознании, и тогда тактильное ощущение «Я» дополняется зрительным образом «Я». Если у ребенка на этих стадиях контакта недостаточно, ему неоткуда взять тактильное ощущение «Я есть».
Во-вторых, такой человек будет тратить много внутренней энергии, чтобы просто остаться целостным, даже физически. Конечно, при такой внутренней задаче все остальные человеческие потребности и задачи отступают на второй план, и такой человек не может обеспечивать себя всем необходимым для жизни (материальными объектами, отношениями и т.д.). Если ко мне обращаются люди с подобными сложностями, я не берусь с ними работать, так как знаю, что для них необходим совсем другой тип терапии, чем провожу я. Непрофессиональной помощью можно обострить состояние такого человека (вызвать психотический приступ).
Хотя в моей практике есть случаи, когда клиенты также занимаются поддержанием целостности своего «Я», тратя на это энергию. Но в отличие от вышеописанных людей они не заняты этим все время и в сознание этот процесс не переходит. То есть мои клиенты не говорят о том, что им нужно сохранять свою личность целостной. Также весомое отличие в том, что в целостности своего тела они не сомневаются. Однако, при самоисследовании, они обнаруживают, что есть ряд способов, мер, которые они используют для того, чтобы личность оставалась целостной. В естественном, здоровом состоянии человеку такие меры не нужны.
До того как я обнаружила само понятие «ощущение Я», прикоснулась изнутри к пониманию целостности личности, я обращалась поверхностно и довольно грубо с такими способами, считая их лишними и мешающими человеку. Например, с интроектами, правилами.
Я сама в большом количестве «наелась» их в детстве, соответственно устала от них. Конечно, разрушительных последствий от слепого следования правилам, тем более такому огромному их количеству, было предостаточно. Это сказалось на моем эмоциональном отторжении правил, когда я начала «переваривать» интроекты и от ряда из них отказалась.
Но я перегибала палку в этом. Когда в начале своей карьеры я работала с клиентами, принижающее отношение к правилам я выражала невербально, а иногда и вербально. Пока не увидела их значимость. Не каждого правила в отдельности, а САМОГО СУЩЕСТВОВАНИЯ правил в жизни того или иного человека. Для многих людей они становятся опорой. Для человека, один родитель которого хаотичен, непредсказуем как в нападении, так и в приятных воздействиях, правила, привносимые другим родителем, становятся прибежищем – той прочностью, без которой жизнь кажется чересчур хаотичной и оттого пугающей. С правилами хоть как-то можно приспособиться. С хаосом – увы…
Подобную функцию правил – в качестве опоры, внутреннего фундамента – я неоднократно наблюдала и в потребности поддержания целостности личности. Это звучит внутри человека примерно так: «Я не уверен – какой я. Я не знаю, на что опираться. Это страшно. Тревожно. Очень. Но правила дают мне ощущение большего спокойствия. Когда я выполняю правила, я знаю, что я есть».
Таким образом, раньше, атакуя стремление клиентов выполнять правила, сохранять их в своей системе ценностей, я атаковала их потребность сохранять свою целостность. Тем самым увеличивала их тревогу. Складывалось впечатление, что клиент «сопротивляется» новому, а я хочу «причинить добро» :)
Слава Богу, в организм встроены защитные механизмы, и клиенты защищались от меня и от этой тревоги привычным для них способом. Но понимание того, о чем я сейчас пишу, сохранило немало нервов и моим клиентам в дальнейшем, и мне.
Конечно, я по-прежнему считаю, что большое количество правил и их активное соблюдение и поддержание в системе ценностей сказываются неприятным образом на состоянии человека и его жизни. Но напрямую, «в лоб» я их больше не атакую. Я предлагаю клиенту посмотреть на значимость сохранения «правильности» в жизни. И тогда становится возможным заглянуть «за спину» правил и увидеть потребность в ощущении «Я» прочным и целостным.

Помимо правил есть немало способов такого «полуискусственного» поддержания своей целостности. Например, у депрессивных личностей – это самообвинения.

Я с удивлением обнаружила, что привычное самобичевание может также служить этой цели – сохранение «Я». Вроде бы это воздействие является саморазрушительным, а не самосохраняющим. Но при более глубоком рассмотрении оказывалось, что самообвинения – это либо способ защиты от нападения («Я покажу, что я сам себя ругаю, тогда меня меньше будут ругать»), либо самосохранение от последствий («Если я не буду направлять злость на себя, я направлю ее на другого, а он в ответ на меня сильнее нападет – я лучше поругаю себя и не допущу такого»). Подробнее об этом я напишу позже – в статье про чувство вины.
Но также если человек начал использовать самообвинения (ретрофлексию) как защиту, он сживается с нею, и не мыслит себя без нее. Невротическая защита становится частью «Я». «Невротическая часть – это тоже часть «Я», моего ощущения себя. Я всегда был таким и не знаю, буду ли я собой, если уберу или изменю это». Человек испытывает страх, тревогу стать «НЕСОБОЙ».
В таком случае и клиент, и терапевт попадают в трудное положение. С одной стороны, клиент устает от чувства вины, постоянных саморазрушений и последствий этого. Он хочет избавиться от этого и просит помочь ему в этом. С другой стороны, когда терапия продвигается успешно и почва для изменений подготовлена (клиент наладил контакт с телом, во многом продвинулся в построении внутренних и внешних границ и т.д.), наступает «ступор». Клиент говорит: «Давай менять это!» – и смотрит на терапевта, прошу прощения, как баран на новые ворота: широко открытыми от страха глазами и в упор. И никак сам не действует. Это может продолжаться несколько сессий, а может и полгода. Сложность в том, что осознать, что с ним происходит, сам клиент может с трудом. Невербально это ярко проявляется. Но все сводится к тому, что клиент заявляет, что хочет менять вот именно это качество, но упорно не продвигается (забывает, о чем говорили, начинает ждать чего-то от терапевта, несмотря на предшествующие месяцы активной плодотворной работы и т.д.).
Я не всегда понимаю, что в терапии мы дошли сейчас как раз до этого этапа. Иногда по несколько сессий я «туплю», пока у меня не возникает версия, что мы дошли до кризиса в ощущении «Я». Это когда «часть меня уже готова стать другой «Я» и примерить на себя новое ощущение «Я», а часть меня считает, что если я сделаю шаг вперед, я перестану быть собой, перестану вообще быть «Я»». Тогда становится возможным проверить, так ли это, есть ли этот кризис сейчас и разглядеть его, осознать. После этого терапия обретает как бы «новое дыхание».
Основным естественным способом формирования прочного и целостного ощущения «Я» является проявление активной части нас – части энергии размножения. На первый взгляд, это мало связано – ощущение «Я» и размножение, но это части одной и той же энергии, которая есть в нас. Когда мы позволяем себе чувствовать, хотеть, проявлять свои чувства и желания, делать выбор, двигаться активно, звучать и т.д., мы более полно, более сильно ощущаем себя, наше ощущение «Я» становится более крепким и уверенным.
Мне становится больно, и иногда подступают слезы, когда я думаю о теме «Я есть Я».
Довольно долго на том месте внутри меня (если так можно выразиться об ощущении), где должно было быть ощущение «Я», меня был страх, испуг. Страх чувствовать то, что чувствуешь; страх хотеть не то, что примет близкий человек (а потом и другие люди); тотальный испуг и напряжение вместо желания проявлять себя. Страшно было БЫТЬ. Это второе из распространенных нарушений в ощущении «Я».
Страшно было делать выбор и потом встретиться с обвинениями (затем – с самообвинениями), с неумением проживать ошибки и выражать чувства сожаления, с отсутствием навыка горевать о неприятном и т.д. И я старалась не выбирать внутри себя, а пытаться угадать – что НАДО выбрать. Тем самым я не давала волю главной части себя, работа которой наиболее полно заставляет нас ощущать свое «Я» – это в Гештальте называют Эго-функцией. «Эго» – то есть «Я». «Я – тот, который выбирает».
Когда, в результате прохождения терапии, я стала делать выбор так, как я его делаю сейчас, я начала чувствовать себя собой. И мне больно, когда я думаю о том, что это не всегда было так.
О процессе выбора, о составляющих его частях, необходимых условиях, трудностях, подводных камнях, о причинах и последствиях избегания выбора – будет следующая статья.
Здесь только приведу основные необходимые условия для формирования ощущения «Я»:
1. Важно иметь ранний детский опыт близких, теплых, доброжелательных отношений с хорошим контактом. Это позволяет иметь ощущение от мира и себя в мире довольно комфортное, устойчивое и максимально безопасное (базовое доверие миру). Если этого нет, все силы индивида направлены лишь на один инстинкт (выживания), и начинается дисбаланс. Это еще сильнее увеличивает страх перед миром и способствует ощущению шаткости в нем, соответственно потребность в безопасности так и не удовлетворяется, и человеку плохо.
2. Не подавленный инстинкт размножения – то есть активной части личности, способной на различные проявления и желания, умение получать удовольствие, защищаться и т.д. (иногда это звучит как умение быть спонтанным, интересующимся, творческим, уверенным в своих силах, не боящимся ошибиться и т.д.)
3. На основании предыдущих двух пунктов формируется ощущение своего “Я”, другими словами хорошая идентичность (когда я глубоко внутри себя хорошо чувствую, что “я есть, я вот такой”, ощущаю прочность этого и спокойное право быть таким).
4. Сформированное наблюдающее Эго (умение осознавать себя, видеть свой внутренний процесс как бы со стороны), хорошо развитая функция Self (умение различать все три части структуры личности – Ид, Персона, Эго и качественно проводить процесс выбора).
Еще раз скажу, что мне интересна тема ощущения «Я». И я осознаю, что пока не очень хорошо разбираюсь в ней. Но хочу этого. Поэтому если у вас есть дополнения, вопросы и поправки к тому, что здесь написано, буду особенно рада вашим комментариям под этой статьей.

 

RSS 2.0 | Трекбек | Комментарий

Оставьте отзыв

XHTML: Вы можете использовать следующие теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>